الربيع العربي‎ (taxfree) wrote,
الربيع العربي‎
taxfree

Categories:

Валерий Соловей - Шар цвета хаки

Не у всех есть доступ к подписке на репаблик, поэтому иногда интересное я транслирую в блог. Эта статья Соловья из этой области. Стоит прочитать. После статьи можно высказать свое отношение к сказанному Соловьем



Шар цвета хаки. Как военная угроза влияет на российскую политику
Русские не хотят войны и не хотят готовиться к войне. Правящая элита и общество движутся расходящимися курсами
Россия готовится к войне. Это фундаментальный факт, имеющий слишком много подтверждений. От милитаристского крена отечественной пропаганды до подготовки организационно-мобилизационных мероприятий. От проверки бомбоубежищ и системы гражданской обороны до формирования автономного рунета и накопления ЗВР. От военно-полицейского бюджета до грандиозных учений, наращивания военных группировок у западных границ Российской Федерации. Идея создания принципиально новых видов вооружения – любимое детище лично президента Путина. Но пока Wunderwaffe не готово, Кремль заявляет о возможности применения ядерного оружия в локальных конфликтах.

Кремлевская реальность

В военно-политическом планировании высшее руководство России исходит из уверенности в резко возросшем риске масштабного военного конфликта. Почему и как возникло это убеждение – вопрос интересный, но казуистический. Кремль убежден, что дело в агрессивных действиях и намерениях Запада. Удары по Сербии, война в Ираке, поддержка ливийской и сирийской оппозиции, расширение НАТО, идея глобальной ПРО – все это злостное и намеренное игнорирование российских интересов и озабоченностей. Более того, Запад, в первую очередь США, развернул против России и персонально президента Путина откровенно подрывную активность. По мнению кремлевских стратегов, именно Запад инициировал и поддержал революции на постсоветском пространстве и пытался в 2011–2012 годах спровоцировать потрясения в России. Помимо российско-западных противоречий, фундаментальной причиной нарастающей мировой конфликтности считается обостряющаяся борьба за дефицитные природные ресурсы: Россия как богатая ресурсами страна служит объектом вожделения потенциальных агрессоров.

Не имеет значения, насколько эти представления реальны, а насколько фантазийны. Для кремлевского сознания они суть неопровержимая реальность, исходя из которой формулируется актуальная стратегия. Это классическая иллюстрация к социологической теореме Томаса: если люди принимают ситуацию как действительную, то она действительна по своим последствиям.

Для Запада же российская политика – выражение параноидального мышления правящей элиты или, ⁠в худшем случае, неизменно агрессивной природы самой ⁠страны ⁠и ее народа. ⁠Лишь небольшая группа академических мыслителей настаивает на частичной ⁠вине и ответственности самого ⁠Запада, спровоцировавшего Россию на жесткие ответные действия. Однако у этого объективистского взгляда микроскопические шансы повлиять на западную политику в отношении России.

Силовая политика

В своей реальности Кремль ведет себя логично, последовательно и целеустремленно. Если война высоковероятна, а мир становится все более опасным местом, то следует форсированно готовиться к конфликту и пытаться занять наилучшие позиции в его преддверии. Для этого можно и нужно использовать силовую политику. Силовая политика – еще не война, но публичная демонстрация готовности к ней. Экономикоцентрический, гедонистический и морально нестойкий Запад дрогнет и отступит перед лицом непреклонной русской решимости, цели России будут достигнуты малой ценой.

Однако силовой инструмент оказывается эффективным лишь в краткосрочной перспективе. Хотя операция в Крыму ввергла Запад в морально-психологический шок, главные цели российской внешней политики не были достигнуты. Запад не «отдал» Украину Кремлю и вступил в противостояние с Россией, нанося ей все более чувствительные удары. Причем так называемая гибридная война способствует мобилизации Запада, а не расхолаживает его.

Тем не менее, с точки зрения Кремля, потенциал игры на обострение далеко не исчерпан, что выражается в политике «постоянно беспокоить Запад, но избегать крупномасштабного конфликта». Летчики, совершающие опасные маневры вблизи самолетов и кораблей НАТО, поощряются командованием, в то же самое время русские и американские генералы договариваются о том, чтобы подобные инциденты не переросли в полномасштабное столкновение. И договариваются более или менее успешно. Российская и американская стороны в один голос уверяют, что между начальником Генштаба Герасимовым и командующим силами НАТО в Европе генералом Скапарротти достигнуто рабочее взаимопонимание.

По мнению американских военных, равновесие страха не позволит России развязать масштабный военный конфликт: кто выстрелит первым, умрет вторым. В то же самое время в военно-политических кругах Запада сложился устойчивый консенсус о неизбежности дальнейшего ухудшения отношений с Россией. Главным источником риска считается непредсказуемое поведение политиков, а не военных.

В мире у власти сейчас находится поколение политиков, не испытавшее на личном опыте ужасы войны, а потому все более заинтересованно присматривающееся к военным методам ведения политики. Тем более что появление новых (высокоточных и роботизированных) систем вооружения создает опасную иллюзию бесконтактного, быстротечного и малоущербного способа ведения боевых действий – чего-то вроде компьютерной игры.

Стратегия изоляции

Военная угроза окрасила внутреннюю политику России в цвет хаки. С 2014 года эта политика последовательно выстраивается в мобилизационной перспективе. Даже если не будет открытой войны, Запад продолжит наращивать давление на Россию – в этом Кремль убежден. Поэтому предпринимаются необходимые шаги для противостояния давлению. Это:


  • наращивание золотовалютных резервов на случай жесткой блокады страны;

  • мобилизация (читай: изъятие) свободных финансовых средств у населения и бизнеса для финансирования силового аппарата и модернизации инфраструктуры;

  • усиление государственного контроля над экономикой (отдано на откуп ФСБ);

  • импортозамещение в критически важных отраслях и инфраструктуре, прежде всего цифровой (автономный рунет);

  • обеспечение (посредством арестов) политической лояльности элит и бюрократии;

  • обеспечение административно-полицейского контроля над обществом и недопущение несанкционированной активности населения;

  • массированные пропагандистские инъекции милитаризма и патриотизма.

В общем, это довольно системная и последовательная стратегия полуавтаркии. Именно стратегия, поскольку горизонт планирования до 2030-х годов. И именно «полу-». Считается полезным иметь открытый выезд из страны, чтобы ее покинули потенциальные смутьяны. Ну и в современном мире невозможно полностью откатиться к прошлому – даже к 1980-м годам СССР.

Очень важная внутриполитическая цель этой стратегии – в том, чтобы обеспечить транзит политической и экономической систем с сохранением позиций ее бенефициаров. Предполагается, что его гораздо легче осуществить в условиях контролируемой изоляции.

Цена регресса

Насколько осуществимы эти масштабные планы социального регресса, попытки повернуть вспять ход истории? Ответ неоднозначен.

По мнению американских экспертов, технически автономный рунет будет готов к 2021–2022 годам, что, кстати, полностью совпадает с правительственными ориентирами. Однако цена – социальная и экономическая – его автономизации может оказаться неподъемной для России. И это относится практически ко всем направлениям стратегии полуавтаркии. Платой за их реализацию становятся снижающаяся экономическая эффективность и рост социального недовольства.

Хотя общественная реакция пока носит сдержанный характер, она легко может проявиться массовыми и острыми действиями. В некоторых местах (например, в Ингушетии или на станции Шиес в Архангельской области) это уже происходит, но на освещение тамошних событий наложено информационное эмбарго. В целом, судя по социологии, предел общественного терпения практически достигнут. Пропаганда более неспособна компенсировать рост напряженности.

В контексте этой статьи весьма любопытна трансформация отношения людей к внешней политике России. Судя по данным Сергея Белановского, одного из лучших русских специалистов по части качественной социологии, год назад в крупных городах положительно оценивали внешнюю политику Путина (особенно мужчины), но отношение к ней в провинции (особенно среди женщин) было отрицательным. Сейчас же отрицательные оценки «помощи сирийским братьям и венесуэльским товарищам» преобладают повсеместно. Более того, милитаристская пропаганда – один из факторов, провоцирующих сильное раздражение.

Русские не хотят войны и не хотят готовиться к войне. Они хотят спокойно жить и развиваться, а не маршировать в рай. Правящая элита и общество движутся расходящимися курсами. Вопрос лишь в том, когда и в каких формах выльется накапливающееся напряжение.



Ваше отношение к статье? Один ответ из списка

Я полностью согласен с сказанным
65(43.3%)
Скорее да, чем нет
53(35.3%)
Скорее нет, чем да
8(5.3%)
Полностью не согласен
11(7.3%)
У колхозника Гусева мнения нет
13(8.7%)
Tags: профессор мгимо, путин не их президент, путинская россия, соловей
Subscribe

Posts from This Journal “соловей” Tag

promo taxfree may 18, 2014 10:25 243
Buy for 50 tokens
Этот пост будет всегда висеть вверху чтобы можно было сравнить развитие страны с данным прогнозом. Прогноз дан 18 мая 2014 года Многие слышали о волновой теории Ральфа Эллиотта. Для тех кто не слышал - поясню, это в некотором смысле математическая или поведенческая теория, которая описывает…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 145 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →