الربيع العربي‎ (taxfree) wrote,
الربيع العربي‎
taxfree

Новый экономический кризис 2019-2020 года

Оригинал взят у perfume007 в Собственно изначальный текст в жж появился вот здесь. Но автор репоста даже не удосужился исправить баги и орфографические ошибк и привел текст с сокращениями, по этому перепост делать не стал. Собственно любимый читатель вероятнее всего знаком с измышлениями финансового парфюмера о грядущем экономическом кризисе - Долговременные экономические циклы Беннера-Фибоначчи. Даешь новую депрессию 2018-2021 года? Так вот в продолжении темы...


Владимир Игоревич Пантин (род. 1954) — российский политолог. Кандидат химических наук (1980), кандидат политических наук (1995), доктор философских наук (1998). Лауреат золотой медали Н.Д. Кондратьева 2012 года «за выдающийся вклад в развитие общественных наук». С 2009 г. — главный научный сотрудник, заведующий отделом внутриполитических процессов Центра сравнительных социальноэкономических и социальнополитических исследований ИМЭМО РАН, член Учёного совета Института. Также с 2010 г. является главным научным сотрудником отдела анализа социальнополитических процессов Института социологии РАН. Ниже размещен фрагмент из работы В.И. Пантина "Кризисная эпоха 2010–2020 гг. и ее последствия для России", опубликованной в издании: Проекты и риски будущего: Концепции, модели, инструменты, прогнозы. М.: КРАСАНД, 2011.

В данной работе использован подход, который основан на анализе кондратьевских циклов и учитывает ступенчатое сокращение их понижательных волн, а также структурное подобие между этими волнами. Вместе с тем, поскольку кондратьевские циклы описывают не только экономическое, но и политическое, социальное, культурное развитие (Кондратьев 1989: 219–220; Van Room 1984: 237–244; Goldstein 1988; Modelski 1988; Modelski, Thompson 1996), использовался также эмпирический анализ важнейших политических событий, причем выделялись подобные или сходные по своему характеру политические перевороты, войны и социальные конфликты. Этот подход позволил довольно точно предсказать ряд важных событий и сдвигов, в том числе мировой кризис 2000–2001 гг., нарастание напряженности в международных отношениях в начале 2000х гг. и более глубокий глобальный финансовый и экономический кризис 2008–2010 гг. (Пантин 1996: 131–132; Пантин, Лапкин 2006: 315, 318, 412–414).

Говоря о перспективах мирового развития в период 2010–2020 гг., следует подчеркнуть, что кризис 2008–2010 гг. во многом отличается от предшествующих кризисов 1991–1992 гг., 1997–1998 гг. и 2000–2001 гг., которые имели место в период повышательной волны пятого кондратьевского цикла. Кризис 2008–2010 гг. относится уже к понижательной, а не повышательной волне этого цикла. В пользу этого говорят его глобальный и всеобъемлющий характер, переплетение финансовых, экономических и социальнополитических потрясений, его тяжесть, длительность и переход к депрессии. Мы убедились также в неспособности развитых государств, включая и мирового лидера, США, решить наиболее острые экономические и социальнополитические проблемы, породившие этот кризис.


Более того, многие авторитетные эксперты и аналитики впервые за последние 50–60 лет говорят о наступлении новой эпохи «великой депрессии» (Mason 2008; Айвазов 2008; Кругман 2009), о грядущих «новых волнах» кризиса, о необходимости серьезно реформировать мировую финансовую систему (Сорос 2009) и т.п. Все это явные признаки вступления международной системы не только в понижательную волну кондратьевского цикла, но и в фазу великих потрясений в мировой экономике и политике.

Одним из проявлений глобального кризиса 2008–2010 гг. стал кризис в зоне евро. Этот последний кризис далеко не преодолен, причем наиболее важные его последствия впереди. Вполне вероятно, что кризис в итоге охватит не только Грецию, Испанию, Португалию, Румынию, Литву и Латвию, но и такие крупные европейские страны, как Италия, Франция, Великобритания. Учитывая взаимосвязь Европейского Союза и других мировых центров экономической и политической мощи, вероятнее всего произойдет общее замедление темпов выхода из глобального кризиса или же волнообразное развитие мировой экономики с подъемами и падениями. Вместе с тем одним из важных результатов кризиса в зоне евро уже стало возвращение на первый план Германии как страны с наиболее сильной экономикой и как лидера европейской интеграции. Иными словами, как ни парадоксально, глобальный кризис скорее всего приведет не к распаду ЕС, а к его переструктурированию и к усилению лидерства в нем Германии. В свою очередь, последствия такого усиления могут быть различными – от возрождения «Дранг нах Остен» до укрепления взаимодействия и сотрудничества между Германией и Россией.

Как известно, существование кондратьевских циклов (длинных волн) тесно связано с нелинейностью технологического, экономического и социальнополитического развития (PerezPerez 1984; Глазьев 1993), прежде всего, с периодической сменой доминирующих технологических укладов и связанных с ними социальных институтов. Каждый кондратьевский цикл характеризуется развитием определенного технологического уклада, который представляет собой совокупность ведущих в данный период технологий, соответствующих определенному уровню развитию производства. Использование новых технологий тесно связано с развитием экономических, социальных и политических институтов, обеспечивающих успешное функционирование. Зарождение нового технологического уклада начинается в ходе понижательной волны предшествующего кондратьевского цикла, а развитие и распространение происходит в ходе повышательной волны последующего цикла. Затем в ходе понижательной волны этого цикла развитие утвердившегося технологического уклада, сталкиваясь с экономическими и социальными ограничениями, замедляется, происходит постепенное исчерпание его возможностей, что создает условия для становления нового уклада и новых институтов.

Как показывает исторический анализ, первый кондратьевский цикл продолжался около 60 лет – с конца 1780х гг. до конца 1840х–начала 1850х гг. В результате этого цикла возник 1й технологический уклад, основанный на водяном и паровом двигателе, а также хлопчатобумажной промышленности. Второй кондратьевский цикл, в ходе которого возник 2й технологический уклад (тесно связанный с 1м технологическим укладом), основанный на железнодорожном строительстве, черной металлургии и пароходостроении, продолжался около 50 лет – с конца 1840х гг. до конца 1890х гг. Третий кондратьевский цикл, в ходе которого возник 3й технологический уклад, основанный на электродвигателе, электротехническом и тяжелом машиностроении, неорганической химии, длился около 45 лет – с конца 1890х гг. до середины 1940х гг. Четвертый кондратьевский цикл, связанный с развитием 4го технологического уклада (во многом являвшегося продолжением 3го технологического уклада), основанного на автомобилестроении, тракторостроении, цветной металлургии, переработке нефти, органической химии, длился около 40 лет – с середины 1940х до середины 1980х гг. Наконец, пятый кондратьевский цикл, связанный с развитием 5го технологического уклада, основанного на микроэлектронике, производстве и использовании персональных компьютеров, телекоммуникациях, будет длиться около 35 лет – с середины 1980х гг. до начала 2020х гг. (Глазьев 1993). Шестой кондратьевский цикл и развитие 6го технологического уклада, основанного на экологически чистых источниках энергии, био и нанотехнологиях, производстве новых материалов, а также на усовершенствованных, продвинутых информационных технологиях и робототехнике (во многом продолжающего 5й технологический уклад), вероятнее всего будет длиться еще меньше, около 25–30 лет – с начала 2020х гг. до начала 2050х гг.

Эмпирически наблюдаемое сокращение кондратьевских циклов (Arrighi 1994; Arrighi, Moore 2001), как можно предположить, связано с ускорением формирования и распространения последующего технологического уклада по сравнению с предыдущим, а также с общим ускорением экономического и социальнополитического развития, с созданием более мощных средств сообщения и передачи информации. В самом деле, если сравнить запряженные лошадьми кареты, паровозы и пароходы, которые были основными средствами сообщения в XIX в., с автомобильным транспортом и авиацией, которые стали главными средствами сообщения в XX в., или же почтовые кареты с мобильными телефонами и электронной почтой, то станет очевидным заметное ускорение в функционировании транспорта и связи. Не менее заметным является и постепенное сокращение промежутка времени между фундаментальным открытием и внедрением его результатов в виде новой техники и технологии, которое во многом определяет период формирования нового технологического уклада.

Учитывая закономерное ступенчатое сокращение длительности понижательных волн кондратьевских циклов, связанное с общим ускорением общественного развития, была разработана более точная структурная модель мировой динамики, которая с высокой степенью вероятности позволяет прогнозировать экономические кризисы и их социальнополитические последствия. В основе этой модели лежит структурное соответствие между понижательными волнами кондратьевских циклов, которое сохраняется несмотря на общее усложнение международной системы и сокращение временных масштабов этих волн (см. Табл. 1).
Приведенные данные, основанные на общепринятой (за исключением последнего, пятого цикла) датировке понижательных волн кондратьевских циклов и соответствующих экономических кризисов, указывают на вполне определенную структуру этих волн. Каждая из рассмотренных волн, независимо от ее общей продолжительности, четко делится на три практически равные между собой части (своего рода эмпирическое «правило трех третей»), причем в конце каждой трети наблюдается достаточно глубокий экономический кризис. Так, при общей продолжительности понижательной волны первого кондратьевского цикла около 36 лет, она четко разбивается на три части примерно по 12 лет. В дальнейшем продолжительность понижательной волны сокращается, но она продолжает четко делиться серьезными, являющимися поворотными точками кризисами также на три примерно равные части (для второго и третьего циклов–примерно по 8 лет, для четвертого и пятого циклов – по 4–5 лет).

Иными словами, прослеживаются три этапа развития кризисных явлений в мировой экономике и политике, в ходе которых происходят важные социальные, институциональные и ментальные сдвиги, формируются условия для утверждения нового технологического уклада, новых институтов и, как следствие, для будущего длительного экономического подъема (для повышательной волны нового кондратьевского цикла). На первом этапе возникают глубокие кризисные явления, обусловленные исчерпанием доминировавших прежде технологий, а также связанных с ними социальных институтов; этот этап завершается глубоким мировым кризисом вроде кризиса 1825 г., 1929 г. или 2008 г.

На втором этапе неустойчивость социальноэкономического и политического развития усиливается, наступает депрессия; это происходит из-за того, что с наступившим кризисом продолжают бороться прежними, уже неэффективными методами. Так, в настоящее время правительства подавляющего большинства стран, в том числе России, направляют огромные денежные средства для поддержки банков, которые не финансируют реальный сектор, а занимаются спекулятивными операциями или же уменьшают дефицит государственного бюджета путем урезания самых необходимых средств в области образования, медицины, социальной сферы. Однако все эти меры лишь уменьшают потребление на внутреннем рынке и способствуют углублению депрессии, ведут к новым кризисным явлениям.

Наконец, на третьем этапе после очередного кризиса происходят крупные геополитические и социальные сдвиги, иногда в виде масштабных войн или революций, которые ломают прежние общественные структуры, институты и ментальные установки, создавая тем самым условия для бурного развития новых технологий. Так было, например, после кризиса 1937–1938 гг., когда наступившая вскоре Вторая мировая война путем огромных разрушений принудила ведущие государства мира к радикальной смене социальных институтов и к массовому внедрению новых технологий. После этого начинается повышательная волна кондратьевского цикла продолжительностью около 25 лет (время активной деятельности одного поколения в истории), в ходе которого наблюдается ускоренный экономический рост с относительно короткими и неглубокими кризисами.

Таким образом, как следует из изложенной концепции, весьма вероятно, что мировому сообществу придется пережить достаточно тяжелый экономический кризис примерно в 2012–2014 гг. (точность датировки составляет 1–2 года). Этот кризис, скорее всего, будет иметь еще более заметные социальнополитические последствия, чем кризис 2008–2010 гг. В частности, возможно обострение социальнополитической ситуации не только во многих европейских странах, но и в США, России, Китае, Индии, а также в целом ряде развивающихся стран. Следствием этого кризиса, повидимому, станет также обострение ряда международных военнополитических конфликтов, причем наибольшая вероятность этого обострения придется на период 2014–2020 гг. Возможными участниками этих региональных международных конфликтов могут стать США, страны исламского мира (прежде всего Иран и Пакистан), страны Центральной Азии, Россия, Индия и Китай. В зависимости от состава участников и от исхода этих конфликтов возможны различные сценарии временного усиления или, напротив, ослабления США как мирового лидера. Более вероятным является сценарий постепенного ослабления гегемонии США в мире.

Весьма важный вопрос состоит в том, где и каким образом может начаться кризис 2012–2014 гг.? Однозначно на этот вопрос в настоящее время ответить невозможно, поскольку есть несколько вариантов развития этого будущего кризиса. Первый вариант состоит в перегреве китайской экономики и распространении кризисных явлений из Китая в Восточную Азию, а затем США (американские инвестиции в Китае весьма значительны, и любые финансовые затруднения в Китае автоматически ударят по всей финансовой системе США, далее по всему миру). Второй вариант заключается в том, что приглушенный, но отнюдь не преодоленный кризис в зоне евро (прежде всего в Греции, Испании, Португалии, потенциально – в Италии, Ирландии, Великобритании, Франции) вызовет «эффект домино» и приведет к кризисным явлением в США, которые тесно связаны с Европейским Союзом, а также в других странах, в том числе в России. Наконец, третий вариант состоит в новых финансовых крахах в самих США, в лопании очередных финансовых пузырей и распространении финансового и экономического кризиса по всему миру.
В любом случае социальнополитические последствия этого нового мирового кризиса около 2012–2014 гг. окажутся еще более значительными, чем последствия глобального кризиса 2008–2010 гг., причем особенно серьезной, если руководствоваться предшествующими аналогами (см. Табл. 1), окажется дестабилизация мировой политики и всей системы международных отношений примерно после 2013 г.

В самом деле, в первом кондратьевском цикле после 1837 г. (последняя треть понижательной волны) разразились первая война Англии в Афганистане, англокитайская (первая «опиумная») война, Россия начала завоевание Средней Азии и подавляла революции в Европе, что в итоге привело к столкновению российских и франкобританских интересов и к возникновению так называемого «восточного вопроса», который вылился в Крымскую войну. В итоге вся система международных отношений, установленная в Европе и в мире после разгрома Наполеона («Священный союз»), начала трещать и рушиться.

Во втором кондратьевском цикле после 1890 г. в международных отношениях окончательно возобладала так называемая «политика империализма», что привело к войне между США и Испанией в 1898 г., японокитайской войне в 1894–1895 гг., образованию в 1893 г. франкорусского военнополитического союза, направленного против Германии, попыткам со стороны России захвата Кореи в 1896–1898 гг. и в 1900–1903 гг., англобурской войне в 1899–1902 гг., началу формирования предпосылок Первой мировой войны.

В третьем кондратьевском цикле после 1937 г. началась прямая и непосредственная подготовка ко Второй мировой войне, которая привела к установлению новой (ялтинско-потсдамской) системы международных отношений, биполярного мира.

В четвертом кондратьевском цикле непосредственно после 1978 г. произошла антишахская (и антиамериканская) революция в Иране, а затем началась война СССР в Афганистане, в ходе которой против СССР объединились такие разные политические силы, как умеренные и радикальные исламисты арабских стран, США, европейские страны, Иран и даже Китай, который в больших масштабах поставлял оружие афганским моджахедам. Таким образом, против СССР негласно сложилась широкая коалиция, что и привело в итоге сначала к поражению Советского Союза в Афганистане, а затем и к его распаду. В итоге прежний мировой порядок был расшатан, биполярная система рухнула, и возник новый «однополярный» мировой порядок с единственной сверхдержавой в лице США.

Однако международное политическое развитие отличается чрезвычайно большим динамизмом, и возникший «однополярный» мировой порядок может быть существенно изменен: одним из признаков развития в таком направлении является уменьшение роли «восьмерки», где главенствуют США, и увеличение роли «двадцатки», где важное значение принадлежит Китаю, Индии и Бразилии. Новый мировой порядок, который еще только начинает формироваться, скорее всего будет более полицентричным, причем экономическое и политическое значение Китая, Индии, других азиатских стран, повидимому, заметно возрастет. России необходимо быть готовой к подобному развитию и избавиться от чрезмерно однобокой политической ориентации на США.

Именно в период 2012–2017 гг. кризис институтов либеральной демократии в их современном виде, скопированном с США и стран Западной Европы, с высокой вероятностью достигнет своего апогея. Политические партии, институты парламентской демократии, политические технологии манипулирования общественным мнением, скорее всего, начнут демонстрировать свою снижающуюся эффективность. Однако это не приведет к крушению либерализма как такового, который является постоянным спутником капитализма, но закономерно усилит роль государственного вмешательства в экономической, социальной, научной, образовательной и культурной сферах.

Следует отметить, что в настоящее время правительство России, следуя рекомендациям МВФ и других международных организаций, подчиненных США, действует в прямо противоположном направлении, пытаясь «приватизировать» и «коммерциализировать» не только экономику, но и социальную сферу, науку, образование и культуру. Очевидно, что такая политика в ближайшие годы и в более отдаленной перспективе способна привести лишь к самым разрушительным, катастрофическим для российского общества и государства последствиям. В то же время Китай и в перечисленных сферах, и в экономике действует совершенно иначе, умело сочетая государственные и рыночные методы и добиваясь гораздо лучших результатов, чем Россия, страны ЕС, США.

Завершится понижательная волна пятого кондратьевского цикла кризисом, который разразится около 2017–2019 гг.; этот кризис будет не столь глубоким и тяжелым, как кризисы 2008–2010 гг. и 2012–2014 гг., но приведет в итоге к масштабным социальнополитическим и геополитическим сдвигам. Наличие этого кризиса связано не только с кондратьевскими циклами, но и с циклами Жюгляра величиной 7–11 лет. Таким образом, в целом кризисный период 2005–2020 гг., как можно полагать, будет иметь не L–образную, Vобразую или Wобразную, а VWобразную форму с тремя кризисами и, соответственно, с тремя минимумами экономической активности (2008–2010 гг., около 2012–2014 гг. и 2017–2019 гг.).

Более того, можно прогнозировать, что именно в период 2017–2020 гг. возможны и даже весьма вероятны крупные региональные военные конфликты с участием ведущих держав и ряда развивающихся стран, прежде всего государств исламского мира. Высокая вероятность подобного рода военных конфликтов связана с тем, что при переходе от одного кондратьевского цикла к другому, от понижательной волны одного цикла к повышательной волне другого цикла международная экономическая и политическая система существенно дестабилизируется, на мировой арене происходит изменение соотношения сил, в результате чего возникают крупные военнополитические конфликты. Так было при переходе от четвертого к пятому кондратьевскому циклу в начале 1980х гг. (война СССР в Афганистане, которая привела к тому, что возникла широкая антисоветская коалиция), от третьего к четвертому кондратьевскому циклу в начале 1940х гг. (Вторая мировая война), от второго к третьему кондратьевскому циклу в 1890е гг. («империалистические» войны – война Японии с Китаем, война США с Испанией, англобурская война), от первого ко второму кондратьевскому циклу в конце 1840х – начале 1850х гг. (обострение «восточного вопроса», война России с Турцией, Крымская война). Так, вероятнее всего, произойдет и при переходе от пятого к шестому кондратьевскому циклу в период 2017–2020 гг.

Очевидно, что России и до 2017 г., и в период 2017–2020 гг. необходимо во что бы то ни стало удержаться от участия в крупных военных конфликтах с участием западных и исламских стран. В противном случае Россия рискует оказаться чрезвычайно ослабленной и в дальнейшем стать легкой добычей «друзей и партнеров» с Запада и Востока. Следует иметь в виду, что, скорее всего, в ближайшее десятилетие, как и в 1914–1918 гг. или в 1939–1945 гг., западные страны будут усиленно пытаться втянуть Россию в различного рода «коалиции» и союзы или спровоцировать на военнополитические авантюры. Однако, учитывая чрезвычайно сложное демографическое, экономическое и социальнополитическое положение России, ей ни в коем случае не следует принимать участие в этих коалициях или, в крайнем случае, чисто символически обозначать свое участие в них.

Вместе с тем России до 2020 г. придется приложить немало усилий, чтобы сохранить свое присутствие на постсоветском пространстве и не потерпеть на этом пространстве стратегического политического поражения. При этом для России в военностратегическом плане первостепенное значение имеют три страны, которые непосредственно граничат с ней: это Казахстан, Беларусь и Украина. Несмотря на все политические и социальноэкономические различия между этими странами, все они в политическом и культурном отношении близки России. Теряя их, Россия фактически теряет значительную часть своей геополитической территории и своего населения. Российская политическая элита не вполне осознает значение этих государств для выживания и развития России, чрезвычайно медленно и непоследовательно осуществляя интеграционные проекты с этими странами. Между тем «свято место пусто не бывает», и постепенно в Казахстан, Беларусь, Украину проникают не только США и европейские страны, но и Китай. Проникновение последнего в Казахстан может быть особенно опасно, поскольку в результате Россия может лишиться не только Казахстана, но и всей Центральной Азии. Вместо того чтобы использовать в своих интересах противоречия и взаимные опасения, существующие между США и Китаем, российское руководство вяло реагирует на экономическую и демографическую экспансию Китая в Казахстане и других государствах Центральной Азии. Впрочем, то же самое относится и к экспансии Китая на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири (Сибирь 2009), которая поощряется местной и центральной политической элитой.

После 2020 г. начнется повышательная волна нового (шестого) цикла Кондратьева, связанная с массовым внедрением новых технологий (усовершенствованных информационных технологий, новых материалов, биотехнологий, нанотехнологий, экологически более чистых источников энергии и др.). Очевидно, что широкое распространение этих новейших технологий потребует существенного изменения многих социальных, политических и экономических институтов, в том числе международных.

Весьма вероятно изменение структуры и состава участников Совета Безопасности ООН, МВФ, Всемирного банка и других организаций, призванных осуществлять глобальное управление. Развитые и наиболее динамично развивающиеся страны, способные быстро внедрить эти новые технологии, получат важные экономические и политические преимущества перед своими конкурентами. На этой основе мировая экономика в период 2020–2040 гг., скорее всего, будет развиваться динамично, хотя периодические экономические кризисы не исчезнут и в этот период, но будут носить менее глубокий и менее затяжной характер. Вместе с тем начавшееся с конца XX в. постепенное перемещение центра тяжести мировой экономики с Запада на Восток, из Западной Европы и США в Азию даст о себе знать именно в этот период. Роль Китая, Японии, Индии, стран ЮгоВосточной Азии существенно возрастет, в то время как роль США и стран Западной Европы уменьшится.

Геополитическое и геоэкономическое положение России в начале 2020х гг. может оказаться чрезвычайно сложным из-за отставания в модернизации и инновационной деятельности, общей отсталости системы управления, демографических проблем и связанного с этим возрастающего давления на Россию одновременно и с Запада, и с Востока. В то же время, как следует из кондратьевских циклов и циклов российского внутриполитического развития, именно в начале 2020х гг. весьма вероятен существенный перелом в социальнополитическом и экономическом развитии России, который либо приведет к ее возрождению, либо к постепенной деградации, чреватой угрозой территориального распада. В любом случае в рядах российской правящей элиты произойдут существенные изменения.

В середине XXI в. (скорее всего в середине 2040-х г-г., т.е. после завершения повышательной волны шестого кондратьевского цикла) не только возможны, но и весьма вероятны новые крупные потрясения и кризисы, связанные с исчерпанием прежней модели мирового циклического развития, с глобальным (а не только в масштабах отдельных стран и регионов) переходом от индустриального к постиндустриальному, информационному обществу, от массового производства к более индивидуализированному, от одной модели глобализации и взаимодействия между локальными цивилизациями к другой. Этот переход, как можно полагать, будет происходить на фоне обострившегося глобального экологического кризиса, крупных демографических изменений и связанных с ними новых масштабных геополитических сдвигов с Запада на Восток. В итоге этих будущих кризисов и потрясений возникнет новый мировой порядок, новая международная политическая и экономическая система, новая модель внутристранового и глобального управления.

Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:





Tags: Кондратьев, будущее россии, война, депрессия, кризис, циклы, экономика будущего
Subscribe
promo taxfree май 18, 2014 10:25 237
Buy for 50 tokens
Этот пост будет всегда висеть вверху чтобы можно было сравнить развитие страны с данным прогнозом. Прогноз дан 18 мая 2014 года Многие слышали о волновой теории Ральфа Эллиотта. Для тех кто не слышал - поясню, это в некотором смысле математическая или поведенческая теория, которая описывает…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments