الربيع العربي‎ (taxfree) wrote,
الربيع العربي‎
taxfree

Как внук гения сбежал в СССР или картина Репина - Не ждали

Сейчас, когда история России находится в 5 волне своего развития после 1905 года, а кругом все больше признаков старого советского строя, и в уши вам беспрерывно дуют про то, какие пломбиры мы потеряли, довольно интересно изучать настоящую историю сталинского совка, и особенно историю людей, которые случайно попали в этот маховик предательства и беззакония. Об одном таком, еврее из Польши, случайным образом попавшим в систему Гулага, я уже писал.
Но сегодня другой рассказ. О внуке великого русского художника, Ильи Репина, Дие Юрьевиче Репине.

Я не буду подробно останаливаться о том, кто такой был Илья Репин , и что значило творчество этого художника для России и русских людей. Вы наверное и сами это знаете. Достаточно вспомнить просто названия его картин, бурлаки на Волге, Не ждали, Славянский базар, Грозный и его сын, Запорожцы пишут письмо султану и так далее и тому подобное, чтобы вы поняли кто это и что значат его картины для России.
Но более интересно, то, что Илья Репин перед самой революцией успел купить участок на берегу Финского залива, в Куоккале, в Финской губернии, и построить там себе имение. После революции 1917 года, в 1918 году имение Репина оказалось вблизи границы с Советской Россией - всего в 6 километрах.  В СССР Репин считался народным художником, а его творчество было довольно популярным. Неоднократно предпринимались попытки заманить Репина обратно в в советскую Россию. На момент закрытия границы Репину было уже 73 года, так что его самые значительные творения остались в бурях революции по другую сторону границы. Большевики хорошо понимали ценность Репина, так что его работы срочно были национализированы. Они все еще являются центром притяжения в московской Третьяковской галерее и Русском музее в Санкт-Петербурге.
Советская Россия втянула Репина в свою пропаганду и сделала из него ключевую фигуру реализма, который стал основой для социалистического реализма. Ученик Репина Исаак Бродский писал Репину следующее:
«Могу Вас заверить, что о Вашей старости будет заботиться советское правительство, которое может по достоинству оценить Ваши заслуги и которое любит Вас».
Тем не менее сам Репин совсем не жаждал вернуться в Советскую Россию, прекрасно понимая кто такие большевики.В секретной папке был найден также детальный рассказ о том, как супружеская еврейская пара была в гостях у Репина в 1925 году. Незнакомый ранее художнику Аарон Штернберг «заглянул» к Репину и передал адрес советского руководства, в котором художника просили переехать в Ленинград и обещали хорошую пенсию, квартиру и машину.
Говорят, что Репин ответил следующим образом:
«Вы предлагаете мне деньги, вы, просящие милостыню, совершенно опустошившие великую Россию, где сейчас миллионы голодают и влачат жалкое существование… Я не богат, но и не настолько беден, чтобы принимать ваши деньги».

Репин также прямо сказал супружеской паре о том, что он думает о переименовании Санкт-Петербурга в Ленинград.
«Скажите мне, по какому такому праву группа авантюристов решила, что может изменить название города, данное в честь Петра Великого, на имя какого-то подпольного фанатика, больного идиота Ленина?»
Поскольку на свою сторону художника переманить не удалось, большевики начали оказывать влияние на его сына Юрия и внука.
Умер Илья Репин в 1930 году, и финансовые дела имения в Куоккале ( теперь Репино ) были довольно плачевны. В семье Юрия было два сына, Дий  и Гай
После учебы в Териокском реальном училище, Гай в 1923 году отбыл учиться в Пражскую инженерно-строительную школу, в дальнейшем жил в Чехии и Германии.
Но нас в данном случае больше интересует судьба другого сына Юрия, внука Ильи Репина, Дия Юрьевича Репина.



Дий Репин же, получив Нансеновский паспорт, завербовался юнгой и плавал более полутора лет на шведской парусной барке WANJA и почти два года на KILLORAN - плавучей базе морской школы Gustav Erikson. Работая позже на разных судах скандинавских кампаний, Дий счастлив был именно здесь, в чужих странах: Швеции, Норвегии, Финляндии. Это были лучшие годы его жизни. Долго и тяжело болела и в 1929 году умерла мать Дия, Прасковья Андреевна. Он сошел с корабля в порту города Антверпен 16 октября 1929 года и, вернувшись в Куоккалу, поддержал в горе своего отца. А вскоре (29.09.1930) ему пришлось стоять у смертного одра деда – Ильи Ефимовича Репина.
В морских документах Дия Репина были проставлены визы, позволявшие плавать до 1933 года. Но в начале 30-х годов Дий решил поступить в Ленинградский ИПИИ (Институт пролетарского изобразительного искусства – так называлась в то время Всероссийская Академия художеств). Он подавал неплохие надежды как художник, кем были и его отец и его дед. Это желание стало непростительной его ошибкой.

Когда-то там учился, а затем преподавал его дед. Забегая вперед, отмечу – этому учебному заведению в 1937 году присвоят имя И.Е.Репина, но Дий Репин этого уже не узнает.
В 1932 году он подал прошение в советское консульство на получение визы, однако, ему отказали. Дий воспринял это, как досадное недоразумение, не понимая, что, кроме гениального деда, советской власти никто из их семьи не был нужен.
И тогда Дий Репин пошёл на риск: он решил нелегально пересечь советскую границу и, пробравшись в Ленинград, обратиться к друзьям деда за помощью. Прежде всего, он хотел найти художника Исаака Бродского, которому накануне отец отправил письмо. Это был близкий человек, ученик деда и однокурсник отца, преподаватель живописи, чей учебный класс располагался в бывшей мастерской Ильи Ефимовича Репина.

Финско-советская граница проходила в 6 километрах от дома Дия, по руслу пограничной реки Сестра шириной около 7 метров. То есть район который был прекрасно известен Дию Репину. Он здесь родился и вырос. 28 февраля 1935 года бывший финский моряк с фамилией великого русского художника перешёл границу СССР, но был задержан .
На советской стороне он был арестован и доставлен в Сестрорецкий погранотряд г.Белоострова. В деле Дия Репина П-N79622 из архива УФСБ по Петербургу и Ленинградской области отражён протокол задержания, составленный на Александровской заставе. В нем зафиксировано чистосердечное признание: он внук художника И.Репина, подданство Финляндии не принимал... в связи с материальными затрудениями, а также по своим политическим убеждениям, в течение нескольких лет пытался выехать в СССР, чтоб честно там работать и учиться. С этой целью он в начале 1930-х годов ...возбуждал официальное ходатайство о выезде в СССР... получив отказ, решил перейти границу нелегально, что и сделал 28 февраля 1935г., намереваясь сразу же явиться к властям... в зарубежных контреволюционных организациях он никогда не состоял и враждебных целей против советского государства не преследовал... никаких заданий ни от кого не получал и границу перешел с целью возвратиться на Родину... При переходе границы обнаружены личные вещи: 8 документов, кошелёк-подковка, две расчёски и зеркальце.
Ясно - Дий Репин не злоумышленник.

Вскоре им занялось Ленинградское ГПУ–НКВД. Правдивый рассказ Дия о том, что «он хочет жить и работать в Ленинграде», не устраивал следователей НКВД, нацеленных на перевыполнение плана по разоблачению и уничтожению врагов советского народа. Темная бездна чекистской паранойи враз превратила романтика-мечтателя Дия в «члена подпольной антисоветской террористической организации Братство Русской Правды (БРП), отправленного в СССР с заданием проводить теракты против высших руководителей СССР».
Д.Ю.Репин виновным себя так и не признал и был приговорен военным трибуналом ЛВО 10 июня 1935 года по ст. 58-8 и 84 УК РСФСР к расстрелу. Апелляцию отклонили. Приговор привели в исполнение 6 августа 1935 года в дни празднования 91-й годовщины со дня рождения Ильи Ефимовича Репина. Папка сфальсифицированных документов по его расстрельному Делу П-N79622 более 70 лет была на секретном хранении в Архиве УФСБ по СПб. и Ленинградской области.
Его отец, сын Ильи Репина, Юрий Репин, до конца своей жизни в 1954 году, так и не узнал, что произошло с его сыном.
Юрий пытался писать Бонч Бруевичу и Сталину, чтобы разузнать что либо о сыне. Сохранился отрывок из письма Бонч Бруевичу, который ведал тогда в Ленинграде вопросами закупок живописи и культурных ценностей, и вел о том переговоры с Ильей Репиным

Затем у меня есть к Вам просьба. Дело в том, что мой сын, Дий Юрьевич Репин (28-ми лет) желал отправиться в Россию на жительство; для этого мы писали два письма: 1) родственнику А.В. Репину и 2) И.И. Бродскому, чтобы они поручились, что необходимо; но ответа благосклонного не последовало, а посему он, помимо моего ведома, ушол (так! – С.Ш.) в Россию, это было в первых числах Марта сего года, или в последних числах Февраля.
Дий Юрьевич Репин очень талантлив к живописи, что еще заметил его дедушка; и, по всему этому, я обращаюсь к Вам с просьбой навести о нем справки и посодействовать ему. Надеюсь, что и Вы не оставите мою просьбу от сердца.
С почтением, Юрий Репин».


Упомянутый в приведенном письме Исаак Израилевич Бродский – дореволюционный приятель Репина, знаменитый советский художник, автор картины «Ленин в Смольном».
Реакция директора Гослитмузея на сообщение о внуке Репина, на лыжах пересекшего советско-финскую границу, была по-большевистски четкой:

«Секретно. 28 мая 1935
Народному комиссару внутренних дел Г.Г. Ягоде.
Дорогой Генрих Григорьевич,
Во время моего отсутствия в командировке в Ленинграде по делам нашего Государственного Литературного музея, на мое имя пришло письмо, помеченное 28/IV-35 г. от Ю.И. Репина, сына знаменитого художника И.Е. Репина, через Наркомпрос с которым я состою в переписке по делу приобретения картин и писем И.Е.Репина <…>
В последнем письме, о котором я Вам пишу, сын И.Е.Репина сообщает мне следующее, о чем я считаю необходимым довести до Вашего сведения. Делаю точную выписку из его письма (далее следует дословное повторение сообщения Юрия Репина о побеге его сына в СССР. – С.Ш.).
Само собой понятно, что я решительно ничего не знаю об этом внуке знаменитого художника Репина и также, само собой понятно, что я ни одного слова о нем не писал и писать не буду его отцу, а Вам для сведения сообщаю.
С коммунистическим приветом
Директор ГЛМ Влад. Бонч-Бруевич»


К моменту написания этого письма Дий уже три месяца сидел в НКВД, а через два месяца после этого  Дий Репин был расстрелян как шпион и террорист.
Юрий Ильич Репин до конца своих дней так и не узнал, что случилось с его Дием. Он считал, что тот живёт где-то в России под другой фамилией на нелегальном положении. В письмах к друзьям и знакомым он признавался, что просит Бога о ниспослании здоровья своему пропавшему сыну.
В 1991 году Дий Репин в связи с отсутствием состава преступления был полностью реабилитирован. Его имя можно найти в 14 томе «Ленинградского мартиролога» в списках граждан, расстрелянных в Ленинграде в 1935 году. Ежегодно 30 октября его имя называют среди тысяч имен невинно репрессированных во время Акции центра «Возвращенные имена» у Соловецкого камня на Троицкой площади в Петербурге : «Дий Юрьевич Репин, 28 лет, расстрелян 6 августа 1935г. Реабилитирован в 1991г.»

А пломбиры в Советском Союзе были отменные. Ага. Только что то не хочется мне в такую страну с такими пломбирами.
Tags: гулаг, исторические аналогии, исторические лекции, советский союз
Subscribe
promo taxfree may 18, 2014 10:25 226
Buy for 50 tokens
Этот пост будет всегда висеть вверху чтобы можно было сравнить развитие страны с данным прогнозом. Прогноз дан 18 мая 2014 года Многие слышали о волновой теории Ральфа Эллиотта. Для тех кто не слышал - поясню, это в некотором смысле математическая или поведенческая теория, которая описывает…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →