الربيع العربي‎ (taxfree) wrote,
الربيع العربي‎
taxfree

Кого Дональд Трамп поставит руководить ФРС?

Ответ уже есть - это Джером Пауэлл, и пора запоминать его лицо, как он выглядит, ибо видимо это года на 4 как минимум. Правда его еще должен утвердить сенат, но думаю что это произойдет. О Пауэлле как решенном деле написала Financial Times сегодня ночью. Было много разговоров 4 года назад, что Йеллен приходит чтобы сдуть пузырь на рынках и нивелировать худшие последствия от праграммы куе Бернанке. Пузырь не сдули, а навреное надули его еще сильнее, но экономика растет, все хорошо. так что бабка Джанет покидает свой пост с достоинством

В четверг президент США Дональд Трамп должен объявить о назначении нового руководителя Федеральной резервной системы (ФРС). Теоретически на посту может остаться и Джанет Йеллен, чьи полномочия истекают в феврале 2018 года, но большинство экспертов и СМИ ставят на Джерома Пауэлла, который сейчас входит в совет управляющих ФРС.

ФРС – независимое федеральное агентство, выполняющее функции центрального банка. Принимаемые ею решения о кредитно-денежной политике не нуждаются в одобрении какой-либо ветвью власти, ФРС не получает финансирование от государства, члены совета управляющих назначаются на 14 лет. ФРС при этом регулярно отчитывается перед Конгрессом, который может регулировать ее деятельность законодательно. Главу ФРС назначает президент раз в четыре года, глава может переназначаться несколько раз.

Исследования макроэкономических циклов мировой экономики все больше подтверждают, что монетарная политика ФРС США в значительной степени задает темп циклам в других странах. Таким образом, глава центрального банка США остается фигурой, от взглядов которой во многом зависит стабильность не только американской, но и мировой экономики. Главы ФРС входят в историю – как герои или неудачники.

Творец Великой ⁠депрессии

Главу ⁠ФРС в 1927–1930 годах Роя Янга многие экономисты считают ⁠виновным в Великой депрессии. Как говорили современники, ⁠Янг не обладал ⁠достаточными лидерскими качествами, чтобы ⁠противостоять влиятельной группе банкиров ⁠во главе с руководителем Федерального резервного банка (ФРБ) Нью-Йорка Джорджем Харрисоном, агитировавшей за борьбу со спекулянтами резким поднятием ставок. Харрисон сам занял свой пост неожиданно, вследствие скоропостижной смерти в 1928 году предыдущего руководителя ФРБ Нью-Йорка Бенджамина Стронга, который был резко против поднятия ставок. Большинство членов совета управляющих ФРС также были против и предлагали использование точечных мер. Однако Янг поддержал политику сжатия денежной массы в тот момент, когда необходимо было стимулирование экономики, чем во многом спровоцировал наступление «черного вторника» 29 октября 1929 года.

Стоит признать, что в те времена глава ФРБ фактически имел больше рычагов власти, чем глава ФРС. Таким образом, вина за начало кризиса лежит на Харрисоне, который первым распорядился поднять ставки в ФРБ Нью-Йорка, вероятно, даже в большей степени, чем на Янге. Но ретроспективно Янг остался неудачным руководителем ФРС.

Дальнейшее неоправданное сжатие денежной массы при главе ФРС Юджине Мейере в 1931 году привело к банкротству множества банков (522 банка только в октябре) и потерянному десятилетию для американской и в значительной степени мировой экономики. Некоторые историки даже связывали приход Гитлера к власти в 1933 году с общественным недовольством экономической ситуацией в Германии вследствие экспорта Великой депрессии.

Игрок по-крупному

Следующий исторический глава ФРС выступает скорее как положительный герой, хотя во время его работы на посту многие так не считали. Пол Волкер был назначен Джимми Картером главой ФРС в 1979 году как ярый борец с вышедшей из-под контроля в 1970-е инфляцией. Для борьбы с ростом цен Волкер предпринял политически непопулярный, но эффективный шаг – поднял ставки в экономике до 20%. Последовавшая рецессия в США в 1980–1982 годах вызвала мощную волну критики ФРС со стороны девелоперских и сельскохозяйственных компаний, испытавших резкое падение спроса на свою продукцию. Протестуя против политики Волкера, сельхозпроизводители блокировали офис ФРС тракторами, а один из протестующих с ружьем даже проник в здание, чтобы попытаться убедить Волкера лично.

Демократы отмежевались от Волкера, так как винили его в непереизбрании Картера в президенты, в то время как республиканцы опасались, что непопулярность Волкера грозит политическими последствиями для их партии и нового президента Рейгана. Тем не менее Волкер остался верен своей стратегии и не опустил ставки под давлением критиков. В результате инфляция в США упала с пика 15% в 1980 году до 3% в 1983-м. Экономика также вскоре восстановилась и отыграла потерянные позиции. Пол Волкер смог пройти один из самых сложных тестов для центральных банкиров – на приверженность долгосрочным интересам, несмотря на политическое давление.

Рок-звезда

Пол Волкер заслужил себе славу как борец с инфляцией, но расходился во взглядах на дерегулирование с администрацией Белого дома. В 1987 году Рональд Рейган назначил нового главу ФРС – Алена Гринспена. Гринспен был сторонником теории, что рынок является самым эффективным механизмом распределения благ и обеспечения процветания, а потому вмешательство государства в регулирование финансовых рынков должно быть сведено к минимуму. Некоторое время казалось, что решения, принятые Гринспеном благодаря этой философии, давали свои плоды: экономический рост США в 1990-х ускорился, безработица упала, а федеральный бюджет впервые за 20 лет был закрыт с профицитом. Несмотря на предупреждения об опасности подобной политики со стороны некоторых экономистов (таких как будущий нобелевский лауреат Роберт Шиллер и главный экономист МВФ Рагхурам Раджан), на некоторое время Гринспен стал настоящей «рок-звездой» финансового мира. Однако политика дерегуляции и нежелание Гринспена признавать перегрев рынка во многом привели к образованию пузыря технологических компаний в 2001 году и мировому финансовому кризису в 2008-м. Из маэстро он превратился в козла отпущения.

Критики обвиняют Гринспена не только в чрезмерной нейтральности к рыночным игрокам, занимавшимся рискованной деятельностью, но даже в поощрении подобных действий. Так, Гринспен прямым текстом анонсировал невмешательство властей до момента, пока пузырь не лопнет, тем самым гарантируя покрытие государством убытков частных игроков от рискованных операций. В своих посткризисных интервью Гринспен признавал, что у него было «достаточно наивное» представление об эффективности рыночной системы.

Мастер смягчения

Назначенный перед самым кризисом 2008 года Бен Бернанке большую часть времени с этим кризисом боролся. Действия Бернанке условно разделялись на три типа: 1) прямая помощь избранным компаниям; 2) убеждение американских политиков в необходимости принятия именно таких решений; 3) эксперименты с нетрадиционными методами мягкой денежной политики.

Бернанке решил предоставить ресурсы системообразующим финансовым организациям. В мемуарах он признавался, что решение далось непросто. Банкротство крупнейших банков и страховых компаний могло привести к коллапсу всей финансовой и экономической системы. Но даже предоставление помощи оставляло значительный риск банкротства банков – в таком случае на ФРС обрушился бы шквал критики и доверие к центральному банку было бы подорвано на десятилетия. Но решение о поддержке было принято.

Предоставление помощи компаниям частного сектора в США – достаточно нетривиальная задача. Конгрессмены и администрация традиционно недоверчивы к тратам денег налогоплательщиков на спасение частных компаний, а тем более компаний, которые испытывают трудности вследствие своих рискованных действий. Всего за две недели до того, как Бернанке обратился к Джорджу Бушу за разрешением оказать помощь крупнейшей в мире страховой компании AIG (сентябре 2008), республиканцы на съезде партии заявили, что не поддержат спасение государством частных компаний. Но Бернанке удалось убедить Буша. Затем он помог убедить сенаторов в необходимости принятия пакета бюджетных мер стимуляции экономики в размере $700 млрд. Принятые меры помогли сгладить финансовый кризис, и уже через год экономика США вернулась пускай к скромному, но росту.

Бернанке также применил нетрадиционные методы – так называемое количественное смягчение, при котором центральный банк увеличивает количество денег в экономике не снижением ставки, а путем скупки финансовых активов. Такие меры позволяют стимулировать экономику, когда ставка достигает нулевой отметки и уже не может быть опущена ниже. Хотя количественное смягчение к тому времени уже использовалось Японией около десятилетия, эффект от него не считался однозначно позитивным и до сих пор остается предметом исследований. Тем не менее смягчение Бернанке помогло стимулировать экономику США и мира в течение пяти-семи лет после кризиса.

Срединный путь

Джанет Йеллен была назначена главой ФРС в 2014 году при Бараке Обаме. Ее склонность уделять большое внимание состоянию реальной экономики, а не достижению целевых показателей по инфляции привела к тому, что процентные ставки повышались очень скромно. Этого было недостаточно, чтобы ускорить экономику и инфляцию. Возможно, впрочем, традиционные методы монетарной экономики уже просто не работают должным образом. Экономика США все больше походит на экономику Японии, находящуюся в «ловушке ликвидности» с 1990 года, с ее низким ростом ВВП, низкими ставками и низкой инфляцией. До сих пор Йеллен не смогла помочь США выйти из этой ситуации.

Каким будет новый глава ФРС? Будут ли его или ее взгляды в достаточной мере сбалансированы, чтобы избежать очередной ошибки стоимостью в несколько лет экономического роста? Сможет ли новый глава помочь США выйти из «ловушки ликвидности» или ослабить финансовое регулирование для стимуляции развития финансовых рынков? Известно, что президент США Дональд Трамп рассматривает трех кандидатов. Джером Пауэлл выступает за сохранение более жесткого финансового регулирования, введенного в результате мирового финансового кризиса, и неспешное поднятие ставок для стимуляции экономики. Другой кандидат – профессор экономики Стенфорда Джон Тейлор – за дерегуляцию при более сильном повышении ставок, что может привести к замедлению роста экономики США и росту числа критиков Трампа. Третий вариант – оставить Джанет Йеллен, которая занимает срединную позицию, выступая за медленное повышение ставок и некоторое снижение регуляторной нагрузки. Остается только надеяться, что Трамп выберет нового главу ФРС исходя не только из желания, как он выразился, «оставить свой след».
Отсюда




Tags: #s3gt_translate_tooltip_mini, исторические аналогии, исторические лекции
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo taxfree май 18, 2014 10:25 226
Buy for 50 tokens
Этот пост будет всегда висеть вверху чтобы можно было сравнить развитие страны с данным прогнозом. Прогноз дан 18 мая 2014 года Многие слышали о волновой теории Ральфа Эллиотта. Для тех кто не слышал - поясню, это в некотором смысле математическая или поведенческая теория, которая описывает…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →