الربيع العربي (taxfree) wrote,
الربيع العربي
taxfree

Последний полет Орла


Каждая большая и малая война всегда изобилует странными и мало объяснимыми с точки зрения логики событиями, которые выстраиваясь в цепочку, создают такие приключения, которые трудно придумать даже прожжённому писателю или сценаристу приключенческого фильма. Некоторые из них малоизвестны в широких кругах.
История, которую я хочу рассказать вам сегодня, как раз из их числа. Речь о польской подводной лодке ORP Orzel ( по русски Орел ). Лодкабыла построена в Голландии перед самым нападением Германии на Польшу, в 1938 году. Эта новейшая субмарина голландской постройки вступила в строй всего за 7 месяцев до начала войны – 2 февраля (водоизмещение в подводном положении 1473 т, надводная скорость до 20 узлов; вооружение – 12 торпедных аппаратов калибра 550 мм с боекомплектом 20 торпед, 105-мм орудие, спаренная 40-мм зенитная установка, спаренная пулеметная установка; экипаж 60 человек; деньги на строительство «Орла» и однотипного с ним «Сипа» были собраны по всенародной подписке).

К моменту нападения немцев на Польшу, лодка находилась в море, и затем встала на боевое дежурство. Очень быстро немцы захватили базу польских лодок, городок Хель, и вернуться домой лодка уже не смогла. 4 сентября на лодке случилась авария ( лопнул шланг компрессора от глубинной бомбы ) Встал вопрос что делать? К всему прочему, командир лодки Хенрик Клочковский почувствовал себя плохо ( якобы подозрение на тиф, но затем это не подтвердится ) Для устранения поломки она ушла к южной части шведского острова Готланд. Почему командир принял решение идти в Эстонию а не в близкую нейтральную Швецию, не ясно до сих пор. Возможно рассчитывал, что Эстония подальше от Германии.
Лодка пришла в Таллин в ночь с 14 на 15 сентября. На следующее утро Клочковского поместили в госпиталь, где медики установили, что он просто переутомился (однако в событиях, о которых пойдет речь ниже, Клочковский не участвовал).
Германское посольство потребовало интернировать лодку.На совещании у генерала Йохана Лайдонера, главнокомандующего эстонскими вооруженными силами, было решено выгрузить с подводной лодки торпеды и снаряды, конфисковать морские карты и навигационные приборы, снять замок с орудия, а экипаж разместить в береговой казарме. 16 сентября решили также выкачать с нее топливо. В тот же день эстонские газеты опубликовали сообщение штаба вооруженных сил о том, что польская субмарина интернирована. Но ее охрана была плохо организована. Один эстонский часовой находился в ограждении рубки, второй ходил по верхней палубе. Были также изъяты все навигационные морские карты

Днем 16 сентября лодку повернули форштевнем в сторону моря – иначе портальный кран не мог выгружать оставшиеся торпеды.

17 сентября резко изменилась международная обстановка: СССР начал военные действия против Речи Посполитой. Польское и английское посольства в Таллине срочно информировали об этом экипаж. Английский посол посетил лодку, и вместе с ящиком виски передал морякам комплект карт. Поляки решили бежать. Инициаторами побега стали помощник командира Ян Грудзиньский и минер Анджей Пясецкий. В воскресенье работы по разоружению не велись, помешать экипажу никто не мог.

В ночь на 18 сентября польские подводники разогрели дизель-моторы, арестовали двоих эстонских моряков, которые стерегли корабль, и ушли в море. Батарея на острове Аэгна открыла предупредительный огонь. После нескольких выстрелов субмарина остановилась. Огонь был прекращен, но в этот момент лодка быстро погрузилась. Дальше она шла в подводном положении.

Днем 18 сентября в иностранные посольства и в Эстонское телеграфное агентство поступила следующая информация от властей республики: лодка ушла из порта около 3 часов ночи. Ранее с нее успели выгрузить 14 торпед, снаряды, орудийные замки. Эстонские часовые, пытавшиеся воспрепятствовать побегу, захвачены поляками.

Скандал разразился грандиозный. В Таллине началось расследование. Берлинские газеты писали об «утопленных» эстонских часовых. Через день (20 сентября) были уволены со службы командующий ВМС Валев Мере и начальник штаба ВМС Рудольф Линнусте. В ходе проведенного служебного расследования не удалось доказать, что беглецам оказывалось преднамеренное содействие. Однако поведение эстонских моряков можно было квалифицировать как косвенное содействие: они разоружали субмарину медленно, экипаж с нее не сняли, топливо не выкачали. Эстонское командование не решилось действовать более жестко, так как оно учитывало всеобщее сочувствие к Польше со стороны эстонского народа.


В ночь на 21 сентября «Орел» всплыл неподалеку от шведского острова Готланд. Поляки спустили шлюпку, посадили в нее захваченных эстонцев, дали им бутылку виски, несколько банок консервов, сухари и письмо к эстонским властям, в котором подтвердили, что оба моряка увезены силой. Кроме того, исполняющий обязанности командира Ян Грудзиньский вручил им 100 долларов и произнес напутствие: «Помните, с того света следует возвращаться только в вагоне первого класса», после чего отправил к берегу. Боцманмат Роланд Кирикмаа и матрос Борис Мальстейн прошли на веслах 8 миль (14,6 км) и высадились на Готланде. Уже 24 сентября они самолетом вернулись из Швеции домой.

В принципе подводная лодка могла направиться как в Швецию, так и в Англию, в обоих случаях угрожая германским и советским судам (на ее борту остались еще 6 торпед). Тем не менее немцы не придали особого значения инциденту. Никаких грозных нот из Берлина не последовало. Более того, посол Третьего рейха в Таллине не без сочувствия сказал в эстонском МИДе: «Ну и паршивая история вышла у вас с этим бегством».

Москва отреагировала совершенно иначе. 19 сентября газета «Правда» напечатала заявление ТАСС, в котором говорилось буквально следующее: «По достоверным данным, польские подводные лодки скрываются в портах прибалтийских стран, находя поддержку в определенных правительственных кругах. По некоторым данным, кроме польских, там находятся лодки и некоторых других государств. Предполагается, что власти Эстонии 18 сентября намеренно дали бежать польской подводной лодке. Краснознаменный Балтийский флот примет необходимые меры против возможных действий скрывающихся в водах Балтики подводных лодок».


Одновременно прозвучали резкие высказывания в адрес эстонских властей по московскому радио. 19 сентября нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов вызвал к себе посла Эстонии Аугуста Рея, обвинил эстонское правительство в содействии польским подводникам и пригрозил, что советский ВМФ войдет в территориальные воды соседнего государства на поиски субмарины.

Действительно, вечером 19 сентября корабли Балтийского флота начали крейсировать между островами Аэгна и Найссаар. Девять советских военных самолетов на малой высоте демонстративно совершили облет Таллина

21 сентября итальянский посланник телеграфировал из Таллина: «Здесь опасаются, что под предлогом этого факта (бегства «Орла») советские корабли больше не покинут эстонские воды и установят строгую блокаду берега, что может стать подготовкой последующей оккупации. Демонстрация флота и осуществляемая концентрация войск у границы служат цели окончательно убедить эстонское правительство в бессмысленности любого противодействия».

Молотов пригласил к себе министра иностранных дел Эстонии Карла Сельтера и заявил, что побег польской подводной лодки свидетельствует о том, что эстонское правительство «или не хочет, или не может поддерживать порядок в своей стране и тем самым ставит под угрозу безопасность Советского Союза». Более того, сказал нарком, по советским данным, эстонцы сами отремонтировали субмарину, заправили ее топливом, снабдили продовольствием и организовали побег. В результате в море оказалась подводная лодка, представляющая угрозу для советского флота!
Напрасно Сельтер пытался доказывать, что в случае с «Орлом» Эстония точно следовала нормам международного права и что упреки Москвы не имеют оснований: ведь официально СССР и Польша не находились в состоянии войны между собой.
В последующие дни граждане СССР узнали о торпедных атаках «неизвестной подводной лодки»:
«Потопление советского парохода неизвестной подводной лодкой.

Ленинград, 27 сентября (ТАСС). 27 сентября около 6 часов вечера неизвестной подводной лодкой в районе Нарвского залива был торпедирован и потоплен советский пароход «Металлист» водоизмещением до 4000 тонн. Из состава команды парохода в количестве 24 человек дозорными советскими судами подобрано 19 человек; остальные 5 человек не найдены».

«Нападение неизвестной подводной лодки на советский пароход «Пионер».

Ленинград, 28 сентября (ТАСС). По радиосообщению капитана советского парохода «Пионер» 28 сентября около 2 часов ночи при входе в Нарвский залив он был атакован неизвестной подводной лодкой и был вынужден выброситься на камни в районе банки «Вигрунд». К месту аварии парохода ЭПРОНом высланы спасательные партии. Команда парохода находится вне опасности».
Фальшивки ТАСС были сделаны грамотно. Польскую субмарину они прямо не обвиняли, хотя делали прозрачный намек в ее адрес.

24 сентября советский лидер «Ленинград» в 13.30 произвел несколько выстрелов в сторону залива Эрус. Три снаряда разорвались в воде, один упал в лесу. Советские официальные лица назвали это «обстрелом тайных баз польских подводных лодок» в эстонских бухтах». В тот же день три советских самолета более получаса летали над островом Сааремаа.

Таким образом события вокруг польской лодки были умело использованы для нажима на эстонское правительство.
28 сентября 1940 года в Москве был заключен договор между СССР и Эстонией о «взаимной помощи». По нему эстонские власти разрешили частям Красной армии вступить на территорию своей страны, создать советские военно-морские и авиационные базы в районах городов Палдиски и Хаапсалу, на островах Сааремаа и Хийумаа.

Ну а где же сама подлодка?
От Готланда «Орел» пошел в северном направлении, к Аландским островам, где осуществлял поиск транспортных судов Третьего рейха.
Так или иначе, но 7 октября в связи с расходованием топлива Грудзиньский решил прорываться в Великобританию. Используя новые карты лодка прошла проливами и при приближении к берегам Британии вышла на радио связь с англичанами. 14 октября, через 27 дней после побега из Таллина, «Орел» благополучно прибыл в английский порт Росайт. На борту польской субмарины находились все 6 торпед, оставшихся после выгрузки большей части боезапаса эстонцами. Этот факт самым убедительным образом доказывает, что никаких атак против «Пионера» и «Металлиста» польские подводники не проводили.



Тайна их раскрылась только в 1980-е годы, когда в Финляндии была издана книга Юкки Мякеля «Во вражеском тылу. Финская служба информации в войне». Опираясь на показания советских моряков, попавших в плен к финнам и немцам в 1941 году, Мякеля пишет, что эту провокацию задумал и осуществил Андрей Жданов, член Политбюро ЦК ВКП(б), первый секретарь Ленинградского горкома и обкома партии, а также член Военного совета Краснознаменного Балтийского флота.

Итак, атака на «Пионер» произошла только на словах. Что касается «Металлиста», то его действительно направили в Нарвский залив, на мелкий участок, чтобы после затопления судовые надстройки выступали из воды. Прибыв в заданную точку, команда грузовоза перешла на сторожевой корабль «Туча». После этого подводная лодка Щ-303 выпустила в надводном положении две торпеды, но обе они прошли мимо цели. Пришлось сторожевику исправлять ситуацию. «Металлист» затонул на мели, вода едва покрывала верхнюю палубу.
Имущество, выгруженное с «Орла», стоимостью почти 500 тыс. крон Лайдонер приказом от 6 ноября распорядился конфисковать. По сравнению с политическим ущербом, нанесенным Эстонии бегством поляков, это стало слишком слабым утешением.

Впрочем, шумиха, устроенная Москвой вокруг бегства «Орла», была всего лишь «дымовой завесой». Независимое эстонское государство в любом случае было обречено. Не убежал бы «Орел», в Москве придумали бы какой-нибудь другой предлог для оккупации страны.

«Орел» же с ноября 1939 года в течение 7 месяцев действовал в составе британского флота – под польским флагом и с польским экипажем. За это время он потопил лишь один германский грузовой пароход «Рио-де-Жанейро» . 1 и 2 июня с базы Россайт были переданы приказы о передислокации лодки в район пролива Скагеррак, но ответы о получении приказа не поступили. 5 июня поступил приказ вернуться на базу, но ответ от лодки так и не был получен. 8 июня 1940 года было принято решение считать лодку пропавшей без вести. До сих пор точно не установлено, что послужило причиной гибели лодки. Большинство склоняется к тому, что лодка налетела на неизвестную минную банку в районе пролива Скагеррак.
В июле и августе 2008 года была предпринята попытка найти лодку. Польская экспедиция исследовала дно Северного моря в районе предполагаемой гибели лодки. Было найдено много обломков судов, но обломков «Ожела» среди них не оказалось.

В социалистической Польше был опубликован ряд статей об этом приключении, а в 1961 году еще и книга историка флота Ежи Пертека. Сняли поляки и художественно-документальный фильм об «Орле», который, кстати сказать, в 1970-е годы демонстрировался в советском кинопрокате.



Однако, воздавая должное смелости и предприимчивости экипажа «Орла», надо отметить, что его бегство из Эстонии в Англию не причинило никакого ущерба военно-морском флоту Германии, а коммерческому – лишь незначительный урон (уничтожение одного транспортного судна). А вот в судьбе Эстонской Республики это бегство сыграло пагубную роль. Разумеется, поляки хотели сделать «как лучше». Но объективно их одиссея стала провокацией против Эстонии.

Кстати командир лодки, Henryk Kłoczkowski, родом из Санкт-Петербурга. В момент побега лодки из Таллина, он находился в эстонском госпитале. Был интернирован эстонцами. Затем какое то время жил в Тарту, и после занятия Эстонии красной армией попал в концлагерь, где содержались польские офицеры на территории СССР, в Козельске. Был освобождён и в 1942 году , после недолгой службы в польской армии Андерса, выслан в Великобританию. Видимо из за того что морские офицеры в сухопутном Войске Польском были не нужны.  Там предстал перед польским военным судом и обвинён в халатности и неверных действиях при командовании лодкой. Был разжалован в матросы и осуждён на 4 года с отсрочкой отбытия наказания до конца войны. Плавал как второй помощник на английских конвоях между США и Великобританией. Учавствовал в 9 таких конвоях. После войны в коммунистическую Польшу не вернулся, жил в США. Умер в 1962 году в Портсмуте.
Tags: История, это интересно
Subscribe
promo taxfree май 18, 2014 10:25 200
Buy for 50 tokens
Этот пост будет всегда висеть вверху чтобы можно было сравнить развитие страны с данным прогнозом. Прогноз дан 18 мая 2014 года Многие слышали о волновой теории Ральфа Эллиотта. Для тех кто не слышал - поясню, это в некотором смысле математическая или поведенческая теория, которая описывает…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments