الربيع العربي (taxfree) wrote,
الربيع العربي
taxfree

Игра на разрушение: почему Банк России поощряет carry trade в России

Как то мы пропустили интересную статью в Forbes, немного проясняющую, что происходит с рублем, и почему он крепнет на фоне того, что некоторые экспортеры сырья начали показывать убыток. После прочтения оной у вас должны отпасть вопросы, что происходит, и что будет дальше. Но если вам лень думать самому - ответ прогноз на будущее -  в последнем предложении статьи ))
Привожу ее полностью ниже


Благодаря высоким ставками в России спекулянтам кэрри-трейдерам не страшно даже снижение цен на нефть. Зато после снижения ставок ЦБ можно сразу получить обвал рубля на завершении carry trade, а затем — и новый скачок инфляции.

Недавнее решение Центрального Банка о снижении базовой ставки на символические 0,25 п.п., до 9,75% стало очередным подарком оффшорным инвестиционным фондам, привлекающим дешёвые доллары для краткосрочного вложения их в высокодоходные рублёвые облигации. Конечно, Банк России вовсе не ставил интересы спекулянтов с финансового рынка выше интересов российских заёмщиков из реального сектора. Но маловероятно, что руководители ЦБ, прогнозирующие рост экономики в ближайшие годы на уровне 1-2% в сочетании с целью по инфляции в 4%, не в силах сравнить тот номинальный рост ВВП в рублях, который получится в итоге (на 5-6%), с собственной ставкой порядка 10%. Ведь с учётом уровня рисков в России такая ставка ЦБ означает, что стоимость заимствований для реального сектора составит как минимум 14-15%. Вряд ли есть смысл спрашивать у сотрудников ЦБ, какой легальный бизнес обеспечивает такую доходность. Зато им наверняка известно, что на финансовом рынке на фоне еженедельных новостей о банкротствах банков, один бизнес остаётся неизменно прибыльным. И это carry trade.

Carry trade  – это инвестиционная стратегия, построенная на разнице процентных ставок в валюте фондирования и валюте инвестирования. Доходность стратегии складывается из двух факторов: разницы в процентных ставках и укрепления валюты инвестирования против валюты фондирования. В некоторых случаях к доходу инвестора добавляется ещё и эффект роста цен на облигации. Именно это происходило в 2016-2017 годах с ОФЗ.

У этой инвестиционной стратегии (для названия которой даже нет точного и лаконичного перевода на русский язык), есть два направления реализации: на макро- и микроуровнях. В первом случае речь идет о стране в целом - экономические агенты занимают в иностранной валюте с низкой процентной ставкой и инвестируют в активы, выраженные в другой (обычно своей) национальной валюте, приносящие более высокую доходность. В России это в начале 2008 года привело к значительному укреплению рубля и чистой отрицательной инвестиционной позиции страны в $150 млрд. То есть, несмотря на огромные золотовалютные резервы и минимальный госдолг, мы тогда должны были остальному миру достаточно большую сумму. Этот долг образовался, прежде всего, за счет роста заимствований частным сектором, который объяснимо предпочитал занимать на Западе под 6-7% в долларах, чем в России под 14-15% в рублях. К этому добавилась экспансия иностранных банков на российский рынок, который также способствовали росту объемов валютного кредитования населения. Причём ЦБ и правительство тогда максимально укрепили рубль и построили «островок стабильности» именно в момент начала ипотечного кризиса в США. Кризис перерос в глобальный, который и обвалил рубль, и пустил на ветер половину валютных резервов в конце 2008 — начале 2009 годов. Судя по тенденциям в курсе рубля и отрыву наших финансовых рынков от реального состояния экономики, сегодня готовят повторение этого сценария, но с некоторыми особенностями.

Поскольку чрезмерное расширение операций carry trade имело место не только в РФ, но и на других развивающихся рынках, то возникший в результате глобального финансового кризиса дефицит долларов в 2008-2009 годах привел к невозможности рефинансировать эту огромную внешнюю задолженность. Банку России тогда пришлось потратить значительные объемы резервов для спасения как своих российско-оффшорных кэрри-трейдеров, так и реальных иностранных спекулянтов — за счёт государства. Сейчас в мире наблюдается похожая ситуация, особенно — в Турции и ЮАР. В России пока проблема не столь масштабна, так как ограничен приток иностранных банковских кредитов из-за санкций, но краткосрочные займы спекулянтам вполне доступны и уже вызревает ситуация аналогичная той, что была в 2008 году. В целом же, на развивающихся рынках при повышении ставки ФРС и протекционизме Трампа сценарий обвала переоцененных валют и финансовых рынков готов снова повториться.

На микроуровне у частных инвесторов есть много вариантов поиграть в carry trade, даже находясь в России. Самый простой из них, доступный любому инвестору, – игра в разницу процентных ставок через валютный фьючерс доллар/рубль, торгуемый на срочном рынке ФОРТС. Покупая рубль с поставкой через год (в марте 2018 года), вы имеете курс в 60,9 при рыночном курсе рубля в 56,8 - то есть получаете 7,2% плюс будущую переоценку по этой валютной паре. Если вы верите в эффект толпы, ваша суммарная прибыль может оказаться достаточно высокой. Только не стоит забывать и о рисках (а сейчас рынок про них, похоже уже забыл), так как повторение начала 2009 года может обнулить ваш счет. Иностранцы же предпочитают покупать ОФЗ – их доля в суммарном объеме уже приближается к 30% против 18-20% в начале 2015 года и 4-6% в 2012 году. За прошедший год именно иностранные кэрри-трейдеры обеспечили 70% прироста рынка ОФЗ. Главные участники этого рынка, конечно — западные хедж-фонды и оффшоры, контролируемые крупными российскими собственниками и госкорпорациями.

Что же плохого в carry trade для экономики страны, которая получает приток иностранных инвестиций?

Изначально спекулянты от carry trade стремятся инвестировать в инструменты тех стран, в которых наблюдается позитивная экономическая динамика и ставки высоки. При этом, снижающаяся инфляция, которая обосновывает высокие ставки, дает надежды на укрепление национальной валюты. В итоге, в финансовые активы этой страны приходит большой объем спекулятивного капитала, в результате чего национальная валюта укрепляется сверх фундаментально обоснованного уровня. Это ведет к:


  1. Национальная валюта укрепляется сверх фундаментально обоснованного уровня, что ведет к:

    1. Взрывному росту импорта

    2. Падению экспорта

    3. Еще большему спросу на carry trade, поскольку повышаются ожидания положительной доходности от переоценки валюты

    4. Резко ухудшается международная инвестиционная позиция страны, так как из-за дорогой валюты и притока денег в локальные бонды наш долг перед остальным миром становится больше в долларовом выражении


  2. Стремительно начинает ухудшаться сальдо платежного баланса, как по компоненте торгового баланса, так и по компоненте доходов от инвестиций – мы начинаем больше платить остальному миру по своим долгам, чем получать от него.

  3. У отечественных банков снижается склонность к кредитованию, ведь им выгоднее заниматься carry trade, особенно, если они могут привлечь иностранные кредиты в валюте.

  4. Увеличивается волатильность валютного курса и зависимость внутренней экономики от будущих шоков на глобальных рынках – роста ставки ФРС, например.

Были ли прецеденты положительного влияния carry trade на экономику принимающей стороны? Возможно, Австралию можно считать единственным примером относительно удачного использования притока спекулятивных денег (через пару австралийский доллар/японская йена), благодаря которому удалось снизить зависимость ВВП от сырья. Но, другим результатом стал пузырь на рынке недвижимости.

А вот обратных примеров хоть отбавляй, начиная с азиатского кризиса конца 90-ых и российских ГКО. У нас в 1998 году вообще была вершина carry trade — он умножился на финансовую пирамиду Минфина, когда проценты по долгам финансировались из заемных средств. Можно напомнить и про аргентинские дефолты 2000-ых, и обвал валют почти всех развивающихся рынков в 2014-2016 годах.

Чего ожидать России? Надежды на снятие санкций и удвоение цен на нефть стимулировали в 2016 году приток иностранного капитала в российские финансовые активы. А когда рынок услышал от главы Банка России, что «...для поддержания инфляции вблизи целевого уровня может потребоваться сохранение умеренно жесткой денежно-кредитной политики на горизонте двух-трех лет», то у все сомнения у кэрри-трейдеров отпали сами собой – с такой высокой реальной процентной ставкой их спекуляциям не страшно даже снижение цен на нефть. Одним из неоспоримых достоинств нашего ЦБ является его информационная прозрачность — наилучший уровень среди государственных институтов страны. И именно благодаря этому опасность продолжения политики поощрения carry trade столь очевидна.

В результате этой политики мы имеем такой приток спекулятивного капитала в рубль, что его курс уже на 10% превысил обоснованный ценами на нефть уровень. А если считать по старому дедовскому методу, (то есть 3600 рублей за баррель разделить на цену нефти в долларах) то рубль переоценен и вовсе на 21%. Этот метод не всегда применим, но в определённый момент трейдеры начинают считать риски именно так и «выскакивают» из переоцененной валюты.

В своём недавнем интервью Forbes инициатор программы «Экономика Роста» Борис Титов вновь обратил внимание на немонетарную природу российской инфляции – тарифы естественных монополий до 2014 года были одной из ключевых компонент роста инфляции. Но главная проблема того, как инфляцию понимает ЦБ – в непригодности применяемой модели управления рисками. Сдерживая инфляцию несколько лет ценой экономического роста, можно сразу после достижения целевых 4% получить обвал рубля на завершении carry trade, а затем — и новый скачок инфляции. Тем более, что та инфляция, с которой реально боролся ЦБ предыдущие два-три года, была «импортной», связанной с девальвацией (а значит — монетарной). А с немонетарной «инфляцией издержек» должно было бы бороться также правительство, но кто же ему это позволит?

Сейчас у нас уже встала проблема не самой инфляции, а её ожиданий — ведь население и бизнес не особо верят в стабильность рубля и банковской системы. Поэтому, если ЦБ хочет задушить инфляционный рост экономики, то есть по сути, добиться, чтобы народ привык жить «стабильно», то бизнес воспринимает эту стабильность в контексте известной шутки о том, что на кладбище нет инфляции. Вообще людскую психологию не так просто поменять – почти 30 лет мы живём с инфляцией в среднем не ниже 10%, а тут должны поверить в 4%. К тому же крепкий рубль не сильно помогал снижению инфляционных ожиданий, так как его эффект на практике больше уходил в прибыль импортеров и продавцов, а не переходил в снижение цен для потребителей. Поэтому, не поможет и сейчас, а чем дольше это продолжится — тем сильнее будет падение.

Tags: ЦБ РФ, политика России, рубль доллар
Subscribe
promo taxfree may 18, 2014 10:25 200
Buy for 50 tokens
Этот пост будет всегда висеть вверху чтобы можно было сравнить развитие страны с данным прогнозом. Прогноз дан 18 мая 2014 года Многие слышали о волновой теории Ральфа Эллиотта. Для тех кто не слышал - поясню, это в некотором смысле математическая или поведенческая теория, которая описывает…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 223 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →